Особое мнение на Эхо Кирова.

Обсудили в эфире Эхо Кирова Великорецкий Крестных ход, активность общественников в городе, рост тарифов за коммунальные услуги и приговор экс-сотруднику «УК Ленинского района» за смерть женщины от упавшего с крыши льда.

В. Сметанин

 – Добрый день, меня зовут Владимир Сметанин. Сегодня так называемый день летнего солнцестояния, самый длинный световой день в году. В общем-то вполне светлый человек у нас в гостях, Виталий Брамм. Виталий, здравствуй!

В. Брамм

– Добрый день!

В. Сметанин

 – Мне очень нравится на протяжении многих лет терминология Сергея Лукьяненко, я имею в виду «Дневной» и «Ночной дозор»: есть светлые иные, а есть тёмные иные. К кому ты себя причисляешь?

В. Брамм

 –  Хотелось бы верить, что к светлым, но посмотрим!

В. Сметанин

 – Просто мы сейчас до начала программы начали говорить о Великорецком Крестном ходе, а ты, как известно, принимал участие в прошедшем, и уже не в первый раз. Как ощущение? До конца прошёл?

В. Брамм

 – До конца, полный путь. По ощущениям, он продолжается весь год! Это мероприятие, которое весь год сохраняется у тебя в памяти, в голове. Светлые мысли, которые приходят во время пути продолжают программировать.

В. Сметанин

– Как ты относишься к тому, что многие участники Великорецкого Крестного хода, и ты, кстати, не исключение, активно в соцсетях потом записи, фотографии размещают. У меня такое ощущение, что для многих это становится какой-то самоцелью: пойти в Великорецкий Крестный ход, потом отчитаться массой фотографий, вот смотрите, я себя причисляю себя к верующим, пошёл в ход, что-то искупить, загладить, что-то познать и так далее. Вот такая интернет активность. 

В. Брамм

– Там идут огромное количество человек.

В. Сметанин

– Хотя, я с другой стороны понимаю, что век современных технологий, почему бы этим не заниматься. Мне кажется, что во многих случаях уж слишком…

В. Брамм

– Я выложил красивые пейзажи, которые постоянно встречаются перед глазами. Ничего более не выкладывал. Идут в Крестном ходу порядка 15000 человек. 10-15 тыс. ушло. Категории людей абсолютно разные, от фанатично верующих, до абсолютно объективно адекватных, верующих вполне нормально, до туристов и так далее. То есть, безусловно, много людей идут, разные взгляды, разные цели перед собой ставят, разные мысли приходят. Кто и чем делится в соцсетях в принципе абсолютно не важно, лично для меня. Хоть голые пусть бегают, какая разница, на самом деле.

В. Сметанин

– Что для тебя самое сложное во время этого шествия. Великорецкого Крестного хода? Я имею в виду, что тебя останавливает от принятия решения остановиться, свернуть, уйти?

В. Брамм

– Путь если идёт 6 дней: 3 дня туда, 2 обратно, 1 день в Великорецком, нужно до конца заканчивать. Нужно вообще стараться какие-то дела заканчивать до логического конца, завершения, перехода в иное состояние. Как в этом случае. Это первое. Сам по себе этот ход у тебя идёт прекрасное ощущение, прекрасные люди вокруг в огромном количестве, что это не может не радовать, а само по себе является чудом, лично для меня, самым основным. Огромное количество нормальных добрых людей собирается, поддерживают друг друга, общаются, молятся, идут. Самое главное — идут!

В. Сметанин

– Да, заражены, в хорошем смысле этого слова, одной и той же целью.

В. Брамм

– Было идти сложно. За 7 лет, что я хожу, это был самый сложный с физической стороны сложный, но с морально-духовной очень просто шлось. Всё понятно. Идёшь, грязь месишь — всё понятно. Здесь в городе немножко не так, ничего не понятно.

В. Сметанин

– О городских делах сегодня тоже поговорим. С пристрельных вопросов начинаю. Виталия я напомню, мы представляем обычно общественным деятелем. Кстати, недавно Кировстат отчитался о том, что население областного центра выросло за первые месяцы 2018 года. По официальным подсчётам 540 тыс. человек у нас проживает. Я к чему. Я по поводу общественных деятелей. Население растёт, а общественные деятели, активно высказывающиеся и таких, которые находятся в хороших отношениях со смишниками, их можно по прежнему по пальцам руки пересчитать. Или по пальцам двух рук. Ну можно, в общем.

В. Брамм

– Двух рук и двух ног наверное.

В. Сметанин

– Скажи, на твой взгляд, с чем это связано? Почему у нас, по моему личному мнению, количество таких активно высказывающихся по разным вопросам, не увеличивается. Или может медленно увеличивается, и мы особенно их не знаем, не видим, не слышим.

В. Брамм

– Ну потому что, наверное, стоит всё-таки заметить, что чтобы более активно участвовать в жизни города, высказывать проблемы и предложения, нужно как-то более широко мыслить.

В. Сметанин

– Кругозором обладать более широким? Знаниями, опытом?

В. Брамм

– С бытиём, смысловым значением: ради чего мы здесь живём в социуме, в принципе, в городе, все вместе. То есть, если мы живём, мы должны на какие-то проблемы внимание обращать, какие-то предложения высказывать и пытаться их реализовать, чтобы стало лучше не только себе, но и всем остальным вокруг. Здесь важно. К сожалению, у нас уровень понимания того, что окружающий мир не заканчивается за дверью своей квартиры, очень малое количество людей так мыслит. То есть, у всех, к сожалению, более корыстное, что ли, отношение в плане не то чтобы плохо или хорошо, а вот так вот. Плюс, общая ситуация, которая складывается. Всё же, мы понимаем, что большая часть активных людей они уезжают, потому что здесь не могут реализоваться, им здесь не комфортно становится, потому что у нас всё время грязь, отсутствие дорог, тротуаров, какой-то инфраструктуры, а они уезжают в те места, где им наверное, как они думают, будет лучше.

В. Сметанин

– Лучше в первую очередь в каком смысле?

В. Брамм

– Комфортнее.

В. Сметанин

– Что такое комфорт? Отсутствие грязи на дорогах, разбитой брусчатки, асфальта? Внешний облик всего этого?

В. Брамм

– Когда выходишь на улицу, и не можешь обойти, банальный пример, лужу, потому что тебе придётся выходить на дорогу, где тоже лужи и тебя обязательно обрызгают, безусловно, тебе становится очень не комфортно. В такой ситуации находишься, что ничего плохого не делал, а тебе вот такие испытания посланы, почему? Приезжаешь в Москву, там вроде всё хорошо, по крайней мере, в центре Москвы внутри Садового кольца. Люди стараются уехать туда, где им будет более комфортно, где они смогут реализовать себя. Здесь это сделать, наверное в чём-то сложнее, а в чём-то проще, такое двоякое, на мой взгляд, впечатление. Происходящие события, здесь мало что происходит.

В. Сметанин

– Прокомментируй пожалуйста мои соображения по этому поводу. Если хочешь поделюсь своими. У меня тоже периодически возникают какие-то озарения, что вот, это же можно реализовать, главное единомышленников найти, собраться вместе. А потом я начинаю общаться с теми же соседями, со знакомыми, а никому ничего не надо. Каждый живёт в рамках своей квартиры. Вышел за порог и всё, трава не расти! Тут встретился недавно со знакомым, он меня спрашивает, ну как у вас на радио, я знаю, что ходят к вам чиновники, депутаты, что хоть говорят. Слушай, что я тебе буду пересказывать, ты зайди на наш сайт echokirova.ru, послушай сам. Он знаешь, что мне говорит?!  «Мне не интересно». Вот не интересно и всё! Он доволен своей, видимо, работой, рамками своей семьи, детьми и так далее. Но я не спросил, что интересно.

В. Брамм

– Вот это как раз таки кругозор вот этот, который у человека в голове, это и есть основная проблема. И вообще, проблема нашей страны заключается в первую очередь в этом. Окружающий мир заканчивается, когда захлопывается дверь в квартире.

В. Сметанин

– Всё, я ни при чём!

В. Брамм

– Чёрная дыра всё просто поглотила и всё. С утра, когда он выйдет, пойдёт на работу, или куда-нибудь ещё, этот мир немножко приоткроется, и он не такой хороший, как хотелось бы. И это будет человека ещё более сильно угнетать. И, соответственно, он ещё дальше закроется в своей квартире. В этом вся проблема страны, не в Путине, не в чиновниках, не в рассвете коррупции, это следствие. Если люди будут более активно участвовать в жизни окружающего их мира, всё изменится!

В. Сметанин

 – Будем надеяться.

В. Брамм

– Прибраться во дворе, хотя бы заставить тех, кто должен прибраться, либо прибраться самому, в широком смысле этого слова, во дворе, в доме, вот это, – открываешь мир, расширить на эту зону, и уже станет лучше во всей стране, не только в городе.

В. Сметанин

– Я хочу анонсировать несколько тем, которые мы вместе с Виталием сегодня затронем, это, безусловно, жизнь города, основные проблемы, работа горадминистрации, тарифы, о грустном тоже поговорим. Не весёлую тему сейчас затронем. В этом году не поднимались ведь ещё у нас тарифы на коммунальные услуги. О том, что они вырастут с 1 июля 2018 года было объявлено ещё в конце прошлого года. Как раз материалы с конца прошлого года я читаю: с 1 июля все муниципальные образования Кировской области, за исключением областного центра, здесь предельный максимальный индекс изменения платы коммунальной должен составить 4%. Что касается областного центра, то у нас на 7, 39% должны вырасти эти суммы, что, конечно, радовать никак не может.

В. Брамм

– Вопрос, почему в областном центре 7,39%, а там 4%?

В. Сметанин

– Инфляция у нас в прошлом году, по официальным данным, выросла только на 2,5%, в текущем ближе к 1,5-2 она подбирается. Бац, коммуналка на 8% почти.

В. Брамм

– Ожидаемая инфляция, как я понимаю, 4-4,5% ожидается.

В. Сметанин

– С пессимистичной точки зрения: надо смириться, ибо всё растёт, всё дорожает. Ты на согласен?

В. Брамм

– Я не согласен, потому что никто до сих пор…Сейчас мы пытаемся проделать эту работу, чтобы всем стало понятно, из чего складываются эти цифры. У нас создана рабочая группа при общественной палате, осуществляющая общественный контроль за всеми тарифами. Мы уже просмотрели на отопление, на мусор, сейчас в работе. Сложная тема, потому что, конечно, денег всегда будет не хватать. Тем более, в той ситуации, когда инфраструктура вся в упадке. Износ тепловых сетей подбирается к 90% – это большая проблема. И все мы прекрасно понимаем, что требуются вложения. Денег в стране, мы понимаем, что нет. Мы же видим! Пенсионный возраст повышают, НДС повышают. Все пока этого не замечают, радуются, как на чемпионате мира наша сборная играет. Прекрасно, молодцы, но эйфория пройдёт. Тарифы в том числе. Единственная возможность взять деньги — у населения. Видимо, там чуть-чуть ещё осталось, по мнению власти и тех организаций, которые обслуживают сети и всё прочее, конечно, всё берётся оттуда. И всё бралось оттуда. Вопрос в том, почему за последний период вся инфраструктура пришла в такой упадок, он не поднимался никогда. Сейчас он начинает подниматься, но мы понимаем, что система была сложена не идеально. Взять это же отопление, с 2005 года все тепловые сети переданы в аренду Т+. Их холдингу. За это время и количество аварийных ситуаций выросло, и сети износились. А арендная плата как была 50 млн в год, так она и сохранилась до 2018. А все цены растут. Эта проблема почему-то никогда не поднималась. Мы понимаем, что растут все цены, растут их прибыли. Хотя они уверяют, что работают в убыток, мы понимаем, что компаний Т+ не может работать в убыток в принципе. На 40% чуть ли не офшорная компания, куда эти деньги уходят — не понятно. Но дело-то в другом. Дело в том, что ни власть, ни кто даже проконтролировать часть инвестиционной составляющей должным образом не может. Когда ответ из министерства строительства и ЖКХ приходит, что мы не в состоянии проконтролировать исполнение инвестиционной составляющей по всей области, у нас нет ни таких сил, ни ресурсов. Смотришь и не понимаешь, как?! Деньги берутся у населения, они видят их тариф.

В. Сметанин

– Извини, а инвестиционная составляющая это, главным образом, замена коммуникаций?

В. Брамм

– Это реконструкция и модернизация этих труб. Её составляющая из года в год не выполнялась, то есть она не полностью исполнялась, потом перекидывалась на следующие года, менялись объекты в ней, то есть, очень мутная схема.

В. Сметанин

– А что, в условиях аренды не прописано, что, хорошо, вы арендуйте, но вы при этом должны и определённое количество реконструировать за эти года. Нет такого?

В. Брамм

– Они должны обслуживать, должны реконструировать, но, опять же, на ту сумму, которая заложена в тарифе, которая утверждена РСТ. Это первое. Там есть инвестсоставляющая, которая бьёт этот тариф, есть инвестсоставляющая, которая за счёт арендной платы, эти 50 млн. Ежегодно которые Т+ платит городу, город отдаёт обратно в Т+, чтобы они проводили реконструкцию и модернизацию. Вопрос по увеличению тарифа, о чём ты сказал, на 7,39 для меня лично…

В. Сметанин

– Ну это максимум, по-моему, да? Или может меньше быть?

В. Брамм

– Нет, меньше, ждать, что он будет меньше не стоит, к сожалению. Но вопрос в другом. У нас есть предельные нормативы увеличения, которые установлены правительством РФ. По области Кировской это 5,5. Здесь, получается, за счёт того, что в областном центре 7,39, по области 4, мы вписываемся. Но, в то же время, никто из официальных лиц, не при утверждении, ни даже при обсуждениях многочисленных, уже прошедших, не удосужился понятно, чётко и ясно объяснить, почему в Кирове 7,39. То есть, были доводы, что потому что в области 4, вот у нас и 7,39. Но это не ответ на вопрос, почему у нас 7,39, это почему в области 4, почему вписаться в 5,5, это другой вопрос. Да, были в этом году сверхнормативные потери в тариф. За счёт этого и увеличение идёт. Слушайте, ребят, мы подходим к концессии, мы постоянно говорим: правительство РФ, региональное правительство, администрация города, энергетики. Что единственный выход из этой ситуации — подписание концессионного соглашения на весь период. Будет возможность вкладывать большие средства. Если сейчас вкладывается, если мне память не изменяет, порядка 250-300 млн. суммарно в год, то нужно порядка 900 млн в год, и ежегодно вкладывать.

В. Сметанин

– Это какой процент от суммы получаемый в виде платежей, тарифа, или сейчас сложно вспомнить эту информацию?

В. Брамм

– Сейчас сложно вспомнить, но каждое увеличение на 100 млн, это порядка 3% увеличения.

В. Сметанин

 – А, то есть, не так уж…

В. Брамм

– Увеличение довольно существенное. Мы же понимаем, что суммарно, если мы про тепловую энергию, то это порядка 50-60% от суммы коммунального платежа в принципе. Он как раз идёт на эти услуги. То есть это довольно массивная строка в этой платёжке. И любое увеличение её на 7%, 7,39, существенно будет бить по карману. Особенно незащищенного населения: пенсионеры, молодые семьи. Да и всё население у нас в стране незащищенное, кроме очень-очень узкой прослойки людей, которая очень сильно защищена от всех преград и всего остального.

В. Сметанин

– Ты сейчас говоришь про общероссийский уровень, не только у нас в области.

В. Брамм

– Он же сохраняется. Мы же не какие-то там аутсайдеры и не впереди. Мы среднестатистический уровень в стране, одинаково то есть, мы не защищены абсолютно. При этом, с нас постоянно сейчас будут сдирать всё больше и больше. Это идёт по экспоненте, потому что в стране будет денег меньше, ситуация экономическая будет ухудшаться с каждым годом, как бы нам не говорили, мы видим шаги, которые делаются, безусловно, это не от хорошей жизни. И тарифы будут расти. Именно поэтому был вопрос, почему бы нам не дождаться момента концессии, допустим, и уже к этому моменту мы объективно повысим на необходимую, на необходимый процент. Как ожидается…

В. Сметанин

– Концессия с января?

В. Брамм

– Если всё получится хорошо, с января 2019 года. Уже 2-3 года идут обсуждения.

В. Сметанин

– Вопрос этот кем и кому задавался?

В. Брамм

– Вопрос всем задавался, всем уровням власти, энергетикам и всем прочим. Долгое обсуждение, потому что есть условия и всё прочее. Мы понимаем, что, когда будет концессия, будет увеличение ещё больше. Причём, сверхнормативное увеличение. Деньги-то будут браться откуда, если выполнение условий концессии по модернизации. Будут деньги браться с людей в любом случае.

В. Сметанин

– Не-не-не, ну с 1 января плата…

В. Брамм

– Будет ещё увеличение.

В. Сметанин

– Будет ещё?! А что, нет такого норматива, чтобы не повышать чаще 1 раза в год, или какой-то ещё?

В. Брамм

– С 1 июля 2019 го, это обсуждаемо. 1 января, 1 июля, какая разница? Спустя год будет увеличение. Причём, какое оно будет, никто толком на этот вопрос ответить не может. Хотя, обсуждается концессия уже очень долго. 3 года обсуждается, даже больше. Активная фаза последняя, когда и власть вроде уже сменилась, как-то всё пошло и, по-идее, должно к чему-то прийти, никто официально, да даже в неформальном общении, не может сказать конкретно прогнозируемое увеличение роста тарифов при подписании концессии. И как это будет влиять на состояние сетей. В каком они будут состоянии. Всё очень размыто пока что, те проекты они давно уже есть, и, я думаю, что различные прогнозируемые ситуации, которые будут впоследствии разные вариации, я думаю, что уже давно обыграны, обсчитаны. Вопрос есть.

В. Сметанин

– Сейчас уже нет никаких возможностей приостановить этот процесс? Я имею в виду, повышение платы на столько, не меньше. Уже говорил о том, что, в сравнении с инфляцией, это очень даже существенное повышение.

В. Брамм

– Если мы возьмём все остальные тарифы, которые нас окружают, будь то на холодную воду, на вывозку мусора, утилизацию его, на капремонт и все прочие сборы, они же все растут. Суммарно это всё приведёт не к тому, что 7% или 4%, а 12-15, а то и 20%. А зарплата расти не будет. Здесь вопрос в другом, чтобы правительство пошло, встало на путь увеличения всех сборов и поборов, ну хорошо, тогда увеличивайте минимальную зарплату, МРОТ и всё прочее, пусть он тоже растёт, пусть доходы населения растут.

В. Сметанин

– Она подросла недавно!

В. Брамм

– Не существенно. Не догоняет.

В. Сметанин

– Я часто задаюсь этим вопросом. У власти продумана некая концепция: повысят здесь, надо же сбалансировать в другом месте, чтоб люди больше получали, и так далее, и так далее. Или как-то всё это не слишком осознанно происходит, не слишком сознательно. В общем, к чему готовиться?

В. Брамм

– Мыслят ситуативно. Нужно готовиться к тому, что нужно будет платить больше, процентов на 15. Как с этим бороться, в данной ситуации я не знаю, потому что у нас нет ни представителя во власти, в виде работающих дум различного рода. Вот этих представительных органов, их нет. Я вчера был на городской думе, это кошмар. Сидит 36 человек, было задано 2-3 вопроса, на которые не получено объективно ответа. И на этом все успокоились. На кой чёрт это надо, давайте всех распустим, депутатов этих. У нас есть правительство, есть Путин-царь, назначенцы, у них есть ответственность. Сейчас объективно безответственность получается, нужен конкретно ответственный человек тогда уж.

В. Сметанин

– Страну придётся переименовывать тогда. Это будет уже не федерация.

В. Брамм

– Сейчас памятник поставим Николаю II, и вернёмся в монархию. Если говорить конкретно про эту ситуацию, мы начали с отопления, с тепловой энергии, смотрите, я уже говорил про арендную плату 50 млн. Давайте её увеличим. Это позволяют и условия договора, и условия Гражданского кодекса и всего прочего. Правовые отношения это позволяют сделать. За счёт этого мы увеличим те средства, которые будут вложены в модернизацию.

В. Сметанин

– Ты сказал, что они берутся и обратно возвращаются.

В. Брамм

– Давайте их увеличим, хотя бы на этот момент. Почему бы и нет, кто пойдёт против, там люди на этом зарабатывают. Понятно, что они будут стараться максимально лоббировать свои интересы, продвигать их, продавливать и всё прочее. Очень большая федеральная структура, Т+. Монополия безусловно. Все монополии ведут к этому. То, что будет ухудшаться инфраструктура, затем, когда она будет на пике своей изношенности, будет значительное увеличение платы граждан. И опять будет всё повторяться. Когда это будет закончено и будет ли закончено, когда мы увидим нормальную инфраструктуру, я не знаю. Потому что всё, что сейчас делается, это такие затычки, будь то дороги, или всё остальное.

В. Сметанин

 – Ну, а сели успеем, про дороги тоже поговорим. Мы продолжаем говорить о том, что нас ждёт 1 июля этого года, увеличение тарифов, вот сейчас на мусоре решили остановиться.

В. Брамм

– Ну и в заключение про отопление. Наверное меня уже Т+ ненавидит. Ребят, ну давайте оценивать так, что мы подходим к концессии, тот путь, в принципе он не плохой сам по себе. Логика есть, и всё прочее. Но сейчас я не вижу смысла поднимать тариф на 7,39% с 1 июля то есть уже скоро, а оставить такое значительное повышение до момента концессии. И все эти обсуждения и обоснования, что в области 4%, а здесь в областном центре 7,39, как-то это типа уравновешивается. Кто вам мешал сделать и в Кирове 4%, и, условно, Кирсе 4%, можно наоборот. Тоже изношенные трубы. Здесь вопрос такой, и, безусловно, к правительству и администрации города посыл должен быть в увеличении контроля, то есть, который отсутствует, который чуть ли не официально, если высказывается мысль о том, что мы не можем проконтролировать выполнение инвестсоставляющей, от министерства энергетики. Мы были очень сильно удивлены. Поэтому нужно усилить контроль. Знаю, что в администрации Кирова была создана единая муниципальная служба контроля, возможно, этими вопросами и будет заниматься.

В. Сметанин

– Служба единая муниципального контроля, пока ещё не ясен её функционал, какие-то общие черты. Надеюсь, что в ближайшее время выясним. Итак, твёрдые бытовые отходы? Отходим от ресурсоснабжающих организаций. За утилизацию тоже будем платить больше, не понятно почему увеличивается тариф.

В. Брамм

– Нужно чётко понимать, что в СМИ звучали цифры в 14 раз, в 20 раз, в 10 раз. Нужно чётко разложить. Мы сейчас, на сегодняшний день, платим в совокупности за утилизацию, захоронение и транспортировку 314 рублей с кубического метра мусора. Это сейчас. Это уже после увеличения, которое было в начале года за транспортировку. Что не регулируется РСТ Кировской области. Мы сейчас платим по 314 рублей с куба. С 1 июля будем платить по 556 рублей с куба, в совокупности, за хранение и транспортировку. Почему, это объясняется…

В. Сметанин

– В 1,6-1,7 раза, минимум в 1,5.

В. Брамм

– Объяснение одно, что включена стоимость в структуру тарифа плата за негативное воздействие на окружающую среду. Этого не было включено почему-то, это большой вопрос, ранее в тариф, по федеральному законодательству, это должно было быть в тарифе. И должна была плата выплачиваться. Плата идёт и на региональный уровень в бюджет, и на федеральный уровень в бюджет, и на муниципальный, очень маленькая частичка. Именно из-за этого происходит увеличение с 1 июля. Это основное. И с 1 января мы все понимаем, что переходим на новую формацию взаимодействия с твёрдыми коммунальными отходами. Будет новая строчка в платёжке отдельная. Всё будем её платить.

В. Сметанин

– Я так понял, что будет вообще отдельная платёжка.

В. Брамм

– Ну или отдельная платёжка. Я очень хотел бы видеть, что мы пришли за конкретный период к единой какой-то платёжке. Чтобы была одна бумажка, можно было с ней прийти, или через интернет заплатить за что хочешь. Такие системы тоже есть. Или выбросить не платить, пойти по пути гражданского неповиновения. С какой-то стороны, последствия могут о себе заявить.

В. Сметанин

– Система будет против.

В. Брамм

– Вот такая история. И с 1 января следующего года нас ожидает ещё одно повышение, ещё одна ступенька повышения, пока что точных цифр озвучено не было. Мы слышали, что увеличится до примерно 156 рублей на человека в месяц.

В. Сметанин

– Эти цифры в нашей студии озвучивал гендиректор Куприта Ирина Торопова. Она говорила, порядка, 150 рублей с жителей Кировской области, имеется в виду, и стар и млад.

В. Брамм

– Если мы переведём именно на человека в месяц, то то, что мы платим сейчас, если брать мотив образования, мы платим по 79 рублей. С 1 июля будем платить. Это если с куба 556 рублей. Учесть норматив образования мусора, это будет по 79. То есть, в 2 раза, исходя из 1 июля, то, что мы платим сегодня, это почти в 3 раза увеличится. Поэтому хотелось бы чёткого понимания, что будет увеличение в 3 раза. Не в 14, не в 2, в 3 раза.

В. Сметанин

– Обрадовал Виталя, не в 14, а в 3. Собственно, всё по мусору? Ушивать ничего не будут, в любом случае, нужно будет платить.

В. Брамм

 Нас это увеличение ждёт. Проблема так же есть, её в любом случае нужно решать. И свалки незаконные, и свалки, которые сейчас уже почти заполнены, и которые не введены до сих пор в эксплуатацию, а уже построены. Конечно, нужно эти проблемы решать, за счёт каких средств, всё упирается в средства населения всегда. Мы живём в стране, все доходы страны, которые были в 10х годах, к сожалению, на это не пошли. Всё будет браться сейчас, из последних денег пенсионеров, которые благополучно оплачивают все платёжки. Молодое поколение, бывает, задерживает выплаты, в вот пенсионеры не задерживают.

В. Сметанин

– Остаётся у нас 5-6 минут до конца.

В. Брамм

– Ну, повысится капремонт, ещё даст немножко. И всё будет расти в совокупности.

В. Сметанин

– Капремонт же утверждается постановлением правительства. Ежегодно повышается на несколько десятков копеек.

В. Брамм

– Потратить деньги, почему-то не могут.

В. Сметанин

– Да, есть такая новость.

В. Брамм

– Рост тарифов он будет, довольно существенным, в массе плат, которые мы сейчас платим на данный момент, я прогнозирую увеличение общее суммарное, на 12-15%. Это не есть хорошо.

В. Сметанин

– Ещё одна из самых любимых, так скажем, тем Виталия Брамма, деятельность Управляющей компании Ленинского района. Я хочу поинтересоваться твоим мнением по поводу вынесенного судебного приговора. Ты как раз публиковал это у себя и на сайте в том числе, и в соцсетях, публиковал письмо экс-начальника отдела содержания и ремонта домов УК Ленинского района. Я не буду говорить, как его зовут. Его приговорили к 1,5 годам лишения свободы колонии общего режима за гибель пенсионерки. Это произошло ещё 5 марта 2017 года. Вспоминайте эту истории, я слушателям говорю, перекрёсток Ленина и Преображенской. Женщина пожилая гуляла со своим внуком и чудом он остался жив, она погибла, погребло её под этой ледяной глыбой. Мы уж тут журналисты в редакции начали беспокоиться, чем же дело закончится, потому что больше года прошло, а вот судебного решения не было. И вот, оно состоялось. И я хочу спросить, это реально его текст, это он написал то, что ты опубликовал?

В. Брамм

– Ну да, я так понимаю, что это его жена разослала, скорее всего.

В. Сметанин

– Кстати, приговор ещё не обжалован? Ещё не вступил в законную силу?

В. Брамм

– Нет, я думаю, что будут обжаловать, скорее всего, так как они не согласны с приговором.

В. Сметанин

 – В общем, один из ключевых моментов в этом письме, что этот работник, будучи работником Ленинской управляющей компании, он никаких указаний от руководства не получал, что нужно чистить этот участок крыши.

В. Брамм

– Я более чем уверен, что всё, что указано в этом письме, это правда. Из того, что в УК Ленинского района тогда, а я думаю и сейчас, творится полный бардак. Тут тем более дом был довольно сложный, потому что дом либо один такой угловой, но, на самом деле, это 2 разных дома и 2 управляющих компании. На одной — УК Ленинского района, на другой, УЖХ, УК Октябрьского района. В этом случае, исходя из того, как всё руководство пытались изменить данный на сайтах, гис-ЖКХ, на реформе ЖКХ, что не они управляют этим домом и всё прочее, и мы, разобравшись, из данных открытых источников, и следственные органы подтвердили, что крыша дома, который управляется УК Ленинского района, просто нашли крайнего человека. Да, он занимал должность. Формально он занимал должность и какие-то у него обязанности должностные, но, в данном случае, даже, скорее всего, не было денег на очистку крыш. Мы помним, что все крыши в этот момент начали чистить массово только после смертельного случая, как обычно это происходит.

В. Сметанин

– Начало марта 2017 года, напоминаю.

В. Брамм

– Просто деньги, на мой взгляд, разворовывались, разворовываться продолжают на обслуживание дома. Там домов, в принципе, в УК Ленинского района, просто их не хватало на обслуживание, часть крыш не чистились. По этому это всё случилось. Нашли крайнего человека, обвинили его, дали 1,5 года, по моему, срок. Проблема сохраняется. Я думаю, что нужно обжаловать. Суд встанет ли на сторону обвиняемого, сказать трудно. Это первая инстанция. Мы читали из письма, что свидетели, в том числе и те, кто управлял компанией, вышестоящие менеджеры эффективные, меняли свои показания в процессе и всё прочее, наводит на странные мыли, почему так происходит. Я думаю, что, безусловно, вина полноценная на руководстве управляющей компании, на учредителях управляющей компании, на тех, кто за ними стоял. Мы много раз писали про эту управляющую компанию, какие там схемы осуществлялись, выводы средств, на наш взгляд, происходили. О именно в этом была проблема. Просто нашли маленького человека, на которого можно спихнуть вину. Вот и всё.

В. Сметанин

– Сейчас, как известно, в УК Ленинского района новое руководство. Ну как новое, уже несколько месяцев.

В. Брамм

– Ну как новое, директор компании — человек, который работал с 2009 года. До этого работал в структуре Т+. Замдиректора — господин Кученёв. Тоже были вопросы, почему человек, у которого есть конфликт с дирекцией, потому что у него 3 управляющих компании, занимает пост исполнительного директора. Что может там происходить. Есть риск, что компания несёт убытки в ущерб. Риск потенциальный есть, не говорю, что он сейчас происходит. Но вероятность присутствует. Поэтому что происходит в УК Ленинского района, хотелось бы, чтобы это было публично, и руководство и администрация города через АТП, где новое руководство тоже полностью сменилось, директор компании и замов чуть ли не 5 человек пришло, насколько мне известно, чтобы было чёткое понимание, как эта компания с огромными долгами, с огромной нагрузкой, будет работать эффективно. Как из этого кризиса они выйдут. Хотелось бы, эта компания муниципальная, как мы себе в грудь били, что это муниципальное, надо спасать людей, помогать. Они сказали, что у нас есть вот такие-то проблемы, и финансовые, и все другие. И мы видим вот такие пути решения. Да, мы будем открыты, приходите к нам, давайте к нам, мы будем вашим домом управлять. Мы открытые, честные, позитивные и хотим всем добра. Пока что-то этого не происходит. Прошло полгода, не происходит ничего, смена руководства.

В. Сметанин

– Пол-минуты у нас.

В. Брамм

– Если есть ещё полминуты, хотелось бы пожелать людям добра и счастья, и всё будет хорошо.

В. Сметанин

– Давай закончим обращениям ко всевозможным структурам, общественность бдит, общественность глядит, и общественность не будет молчать.

В. Брамм

– Не будем молчать, будем просматривать вглубь всех этих проблем, стараться выявить какие-то проблемы и вынести свои предложения. Надеемся, что будем услышаны. И вообще, всем счастья! Молимся за всех.

В. Сметанин

– Спасибо, Виталий Брамм. Особое мнение на этом завершено. Хорошего дня, до свиданья.

оригинал запаси

comments powered by HyperComments
Logo Header Menu